Роман Колесниченко

Стоит ли читать художественную литературу?

— Я художественную литературу, — сказал он мне, — просто ненавижу. Это такая гадость. Каждый так и норовит навесить тебе свою шизофрению…(Марина Москвина. Гений безответной любви)

«Мы самая читающая страна в мире». И действительно, количество наименований книг, тиражи — всё было на уровне. А о чём эти книги? Что внутри-то?.. Ведь это самое главное. (Сергей Валянский, Дмитрий Калюжный. Армагеддон завтра)

Английский историк Джордж Тревельян говорил: «Образование создало огромное количество людей, способных читать, но неспособных определить, что достойно чтения». Мы вроде должны гордиться: Россия самая читающая страна в мире, все читают где угодно, когда угодно, но вот что они читают. И судя по тому, что они в основном читают, можно сказать о мировоззренческом уровне населения. Они скорее живут в виртуальном мире, чем реальном. Или осведомлены они в пределах того, что им дают знать и к чему направляют их внимание. Футбол, детективы, фантастика, любовные романчики, модные журнальчики и т. д. И что главное, интересы тоже состоят из этого. Ещё и подразделяются на женские и мужские. Мужские интересы — это футбол, пиво, девочки, охота, рыбалка. Женские интересы — мода, макияж, шопинг, гламур, секс (именно в женских журналах теме секса уделено особое внимание).

У большинства людей узкий круг взглядов, и за его рамки они не выходят, им не интересно. Но когда вводишь их в экскурс реальности, они крутят пальцем у виска и говорят, что всё это фуфло, и продолжают жить в своей виртуальной реальности. Остальное же, остаётся за гранью туманности, такие вопросы, как человеческое самосознание, природа человека, его сущность, и его место в этом мире. Да и сам мир, как он предстаёт в реальности, находится далеко за гранью человеческих интересов. И в связи с этим, не понимаются и мировые события, кризисы, войны, революции. А равно с этим и процессы социальных манипуляций, в которые может быть вовлечён любой гражданин своей страны, путём подмены интересов, жизненных приоритетов, дезинформации со стороны СМИ, и всевозможной художественной бульвано-рыночной литературы, которую читает большинство населения. Об этом можно судить на примере спроса на литературу. В порядке убывания, спросом пользуются: женский любовный роман, фэнтези, фантастика, детективы, триллеры, историческая литература и т.д. Основными читателями (покупателями) являются женщины любого возраста (женский любовный роман) и подростки (фэнтези и фантастика). Серьезная литература и поэзия, к сожалению, спросом не пользуются.

На основе этого, можно говорить, об уровне интересов большинства населения. Ведь, как мы далее увидим, сюжеты большинства книг, которые пользуются спросом, проповедуют основные идеи рынка, и таким образом формируют определённое мировоззрение. В таком случае, нельзя сказать, что большинство интересов населения — это их индивидуальные интересы, никем не сформированные, так как большинство интересов ничем не отличаются от интересов остальных людей. А это уже не индивидуализм в свободе выбора, а шаблон, который равняет человека под стандартный продукт общества. Поэтому, обилие выпускаемой художественной литературы, как пирожков с конвейера, всегда превышает количество специальной литературы, призванной к познанию. Художественная литература, в большинстве своём бульварно-рыночная, не содержит каких-либо высоких идей, идеалов и ценностей, как это наблюдается, к примеру, в классике. Ведь хорошая книга не выпускается с частотой пекущихся пирожков, а разрабатывается и готовится годами, где описываются какие-то идеалы, социальная жизнь общества, тонкие ситуации, закрученные в сюжет, из которого можно вывести для себя определённую тонкую поучительную мораль. Что касается знаний о человеке и современном мире, понимании, как устроен этот мир, к чему готовиться, и чего ожидать, художественная литература как правило, ответов не даёт. В этом случае, я полностью солидарен с Александром Никоновым:

«Есть множество так называемых «вечных» вопросов, которые человек начинает задавать себе лет с четырнадцати. Как устроен мир? Куда я денусь, когда умру? В чем смысл жизни? Что есть любовь?.. Считается, что на них должна ответить литература. Увы, это еще один предрассудок. Литература на главные вопросы жизни, естественно, не отвечает. Вернее, отвечает, но совсем не та литература, которую рекомендуют юношам, обдумывающим житье.
Педагоги, которые советуют побольше читать, подсовывают им литературу художественную (как правило, норовят подпихнуть так называемую «классическую», то есть устаревшую). А чтобы получить квалифицированные ответы на главные вопросы жизни, нужно читать литературу специальную. Художественная же литература никаких ответов не дает просто потому, что пишут ее такие же дилетанты, как и те, что читают. Разница межу писателем и читателем только в том, что один умеет складно врать, а другой нет. Но умение красиво писать не добавляет ума и знаний, верно? Так чему же нам учиться у классиков? Врать и выдумывать?.. Максимум, что можно от них получить — это различные, порой весьма тонкие жизненные и психологические наблюдения. “Лев Толстой как зеркало русской революции…”. Но обобщения даже самых лучших наблюдений — удел научной литературы. Которую, никто не читает. Никто, кроме специалистов, не читает книг по психологии, социологии, физике, биохимии, этологии, религиоведению. Поэтому вопросы о Боге, смысле жизни, устройстве мира, природе любви, морали и человеческого “Я” так и остаются для многих людей загадочно-туманными. На этой почве некоторых даже заносит в мистику». (Никонов А. П. Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности. М.: Энас; СПб.: Питер, 2008)

Для простого обывателя позиция Никонова это охренительная чушь, или изумительная хрень. На вас в лучшем случае покрутят пальцем у виска, если не обзовут дилетантом и кретином. Современная художественная литература предназначена не для размышлений и поиска истины, а для развлечения, так называемого эстетического наслаждения. Она не призвана отвечать на вопросы или обучать, она призвана развлекать.

Довольствуясь этим, человек оградил себя от понимания мира и всякой способности его познания. Всё равно эти «вечные вопросы» ответа не имеют, значит задаваться ими дело бессмысленное. На эти вопросы всё равно никто не ответил и не ответит, потому что человек во вселенной ничтожество. Такое положение, кажется, умиляет человека и уводит от самого себя. Выглядеть и признавать себя ничтожным даёт полное основание отделиться от познания. Ведь быть ничтожным в наше время не только полезно, но и выгодно.
Поэтому мышление, противоречащее общепринятым устоям общества для обывателя, кажется неадекватным. Ведь, как это так, не читать художественную литературу. Сама эта мысль — ересь, за которую «еретик» будет информационно казнён. Но, кажется, что тут есть огромный выбор, что читать. Но интересы большинства формируются в таком направлении, что создают спрос именно на тот товар, интересы которого он и представляет. В этом случае, выбора тут практически нет. Интересы ведь не поменяешь, и не заставишь отказаться от художественной, бульварно-рыночной литературы.
По этому поводу ещё говорил английский писатель Оскар Уайльд:

«Абсурдно устанавливать строгие правила того, что следует читать, а что нет. Добрая половина современной культуры зиждется на том, чего читать не следует».

Оценивая то, на чём зиждется добрая половина современной культуры, следуя логике Уайльда, читать, не следует. Ведь это те бездарные произведения, которые в большинстве своём проповедуют рыночные идеи. Чтобы в этом убедиться, мы сейчас дадим общую оценку большинства произведений, схожих по смыслу и сюжету.

Сами писатели современной художественной литературы, не мыслят, они просто пишут то, что читается. Как говорится, работают на рынок. А читается то, что соответствует идеям рынка. А рынок против себя идти не будет, он, наоборот будет поддерживать свои идеи. Книга в таком случае, является просто таким же товаром рынка, как и все остальные, с тем же механизмом продвижения потребителю. Анализ потребительского рынка и основных интересов населения, готовит продукт, соответствующий этим интересам.

Поэтому, если в мире образ жизни потребительский, а смысл — поклонение «золотому тельцу», значит и описывать в произведениях надо эти же идеалы. И пишут эти произведения такие же продукты рынка, как и те, кто их читает. Тут вам и Жени Гламурные и Ланы Капризные, и Ольги Лазаревы, Оксаны Робски и Оксаны НеРобски, и другие. Какие только темы не затрагиваются на один и тот же манер. И в «глянцах тусуются», и «сахар лижут», и «сексом по телефону занимаются». Тут вам и дома мод, и гламур, и глянцевые журналы, правила шопинга, шмотки от Prada и светский сленг. Туфли, сумки, олигархи, и пластическая хирургия ради них. Ведь тезис один: чем больше грудь — тем легче жить. Далее повторяется одно и то же. Сюжетная линия почти однообразна: блондинки в шоколаде, модные тусовки, салоны красоты, магазины одежды известных брендов, дорогие автомобили и состоятельные мужчины. Вот об этом и расписываются истории. Что интересно, некоторые из подобных книг выпускаются под своеобразной серией — «Eto Modno». В серии «Модная Книга», я видел такие названия, как: «Как переспать с кинозвездой», «Как продать душу», и т. д. И этих так называемых литераторов система восхваляет как неординарных талантливых личностей, которые вводят в сюжет все проповеди рынка. Что тут сказать, как живут, о чем мыслят, о том и пишут книжки, для таких же как они. Винсент Ван Гог в письмах к брату Тео говорил:

«Книга — это не только все произведения литературы, но также совесть, разум и искусство».

Какой там совесть, разум и искусство? Современная рыночная литература этими понятиями не оперирует. Если даже разум и искусство подогнаны под рамки рынка, то совесть явно отсутствует. Доктор философских наук Дюрчик В. спрашивает:

«Могут ли писатели стать совестью народа и в наши дни? Мы убеждены, что могут и даже должны, несмотря на возникающие препятствия. Писатели и в наше время несут ответственность за самобытность своего народа, как это имело место в прошлом».

Сейчас ответственность уже никто не несёт, а значит, совесть отсутствует. То, что пишется, и то, что снимается, является идентичным. Секс, жестокость, мат. Конечно, с развалом Союза, отечественный кинематограф стал стараться походить на запад, и копировать западные произведения, отражающие низменные человеческие чувства. Отсюда и появилось обилие всевозможных детективов и боевиков в книжках, а далее всё это превратилось в сериалы про различных ментов и киллеров. Только и видим мордобой, слышим мат, рюмки бухла и голых стриптизёрш.

Поэтому, говорить, убеждая себя в том, что современная литература, которая оперирует идеями современного рыночного образа жизни и культивирует низменные человеческие инстинкты, может и должна являться совестью народа, сохранять самобытность народа, чтоб он не утерял свои человеческие качества, и не утонул в западном либерализме, всё равно, что надеяться на чудо. То, что работает на рынок, уже априори, не может нести собой совесть и мораль, иначе будут падать рейтинги. Людям, подобно древнему Риму, нужно как можно больше хлеба и зрелищ, чтобы постоянно повышать рейтинги и выручки.

Взять, например, мировой бестселлер «50 оттенков серого». Почему он мировой бестселлер? Потому что описывает то, что нужно рынку для успешных продаж. Поэтому, в нашем мире, всегда нужно исходить из постулата, что рынок изначально сам по себе уже аморален, следовательно, всё, что он преподносит неразумному потребителю, не несёт никакой любви, совести и морали. Рынок формирует потребителя по своему образу и подобию, подобно библейскому Яхьве. Так же и художественная литература, не может по своей сущности изобиловать честью, совестью и моралью, так как отражает в себе свободный рынок капитализма со всем образом жизни капиталистического человека.

В классических произведениях, наоборот, осуждали и критиковали развратное поведение, стремясь возвысить некие духовные ценности, патриотизм, любовь к родине, честь, совесть, мораль, не давая утерять самобытность русского народа. Александр Фёдорович Достоевский, в своём романе, «Преступление и наказание», оценивая общую ситуацию, описывал Петербург, устами героя романа Свидригайлова:

«Народ пьянствует, молодежь, образованная от бездействия, перегорает в несбыточных снах и грезах, уродуется в теориях; откуда-то жиды наехали, прячут деньги, а всё остальное развратничает». (Преступление и наказание. 1866)

Алексей Толстой, например, в произведении «Хождение по мукам», описывал образ жизни времён революции 1917 года, по сути, ничем не отличающийся от сегодняшнего:

«То было время, когда любовь, чувства добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком; никто не любил, но все жаждали и, как отравленные, припадали ко всему острому, раздирающему внутренности. Девушки скрывали свою невинность, супруги — верность. Разрушение считалось хорошим вкусом, неврастения — признаком утонченности. Этому учили модные писатели, возникавшие в один сезон из небытия. Люди выдумывали себе пороки и извращения, лишь бы не прослыть пресными». (Хождение по мукам. Сёстры. 1921—1922)

Если традиционно классика несла в себе понимание и оценку ситуации, критическое отношение, какие-то морально-этические нормы, то современная литература прямо-таки изобилует откровенными извращениями. Они не критикуют, а наоборот, прославляют потребительский образ жизни, а значит продажный во всём. Отсюда и описываются подобные отношения. Основные темы таких произведений буквально сводятся к следующему (выписано мной из различных модных книг): реализация сексуального влечения, город греха, стервозность, гламур, мода, походы по магазинам, богатый муж, большая любовь, секс втроём, сладкая жизнь, миллионеры, гламурные подруги, буржуазия, рублёвка, порнозвёзды, сутенёры, технически совершенный секс, квартира, успешность, модные тусовки, салоны красоты, магазины модной одежды, дорогие автомобили, богатые олигархи, вечеринки, щедрые мужчины, глянцевые журналы, брюлики, пластическая операция ради олигарха, тусовки олигархов, VIP-вечеринки, роскошь рублёвки, красивая жизнь, выражаемая в больших деньгах, соблазнах, роскоши, эксклюзивных автомобилях, дорогой одежде, дорогих духах. Иногда людям откровенно нечего печатать, и они печатают уже интернет-дневники, так называемые Живые Журналы, авторы которых в основном выступают девушки и женщины — продукты рынка. Темы одни и те же, перечисленные выше.

Единственная ценность такой литературы будет заключаться в том, что для будущей цивилизации она будет являться отражением бессмысленного образа жизни, упадка и деградации современного мира. И послужит своеобразным примером для будущих поколений людей, дабы они не повторяли наших ошибок и не вели собственную цивилизацию к явной деградации. Падонковская культура нашего современного мира, якобы модного и продвинутого, прямым текстом наложила свой отпечаток в современной русской литературе, где не обойдётся без прославления секса, мата и коверкания русского языка, так называемого сленга, а содержания просто о том, кто как сидел в ICQ, о чём общался, кто, как, где, с кем развращался. Уж подобными книгами не один стеллаж забит в книжных магазинах. И их активно покупают. Возникает вопрос, а какие книги тогда следует читать? На этот вопрос отвечает известный русский писатель, прозаик и драматург Максим Горький:

«Нужно читать и уважать только те книги, которые учат понимать смысл жизни, понимать желания людей, и истинные мотивы их поступков».

Т. е. в моём понимании, те книги, которые разоблачают манипуляцию, которые действительно ведут к познанию и этим приносят пользу. Иначе не было бы «Иванов, не помнящих своего родства».
Одним словом, если весь мир и вся жизнь, это одна сплошная реклама товаров и услуг, в какой форме эта реклама не выражалась бы, в книгах, фильмах, песнях и т. д., следовательно, смыслом жизни должно быть удовлетворение потребностей в этих товарах и услугах. А удовлетворение потребностей подразумевает формирование потребительского сознания человека, на основе которого будет формироваться и соответствующее поведение и угодные рынку качества, системное мышление и стадное чувство, — чувство причастности к чему-то сакральному. Ведь однообразный образ жизни, выражаемый в приобретении вещей и удовлетворении своего тела, это своего рода ритуал причастия к храму подобного очищения. Чтобы очиститься, так сказать удовлетворить потребность, нужно обратиться в храм потребления, где исполнят все ваши мечты и подарят счастье, и так очистят, что в вас не останется ничего человеческого.