Роман Колесниченко

Есть ли смысл в молитвах? Беседа историка с физиком

Роман: Я не религиозен. Все молитвы придумали люди в соответствии со своей религией, и по отношению к внешнему божеству, что для меня является совершенным бредом. А религии, как известно, основаны на священных писаниях, которые неоднократно изменялись и переписывались на протяжении эпох. К человеческой душе и человеческому сознанию это вообще никакого отношения не имеет.

Павел: Ну что я могу сказать как физик… С точки зрения квантовой механики, молитвы являются, в действительности, мощным средством на пути к исполнению желаемого. Ведь простой верующий именно с помощью своей искренней веры в то, что с помощью молитвы он с некоторой долей (у разных людей доля веры разная) вероятности может достучаться до Бога, неосознанно модифицирует свою волновую функцию, что в свою очередь вносит вклад в глобальную волновую функцию, ассоциированную со Вселенной. Этот вклад, конечно, является пренебрежимо малым, но он увеличивается каждый раз, когда верующий читает молитву. Величина вклада от одной молитвы также меняется от верующего к верующему, у кого-то способности к изменению собственной волновой функции больше, у кого-то меньше. Так или иначе, с каждой молитвой верующий все больше перестраивает Вселенную таким образом, что бы бесконечное разнообразие вселенских причинно-следственных связей любой природы сложилось в некоторое хитросплетение, ведущее в конечном (или не конечном?) итоге к материализации мыслей конкретного верующего. Конечно, молитвы, взятые в чистом виде выглядят бредом. Но их следует все-таки рассматривать как систему, состоящую собственно из молитвы и направленной мысли субъективного сознания, что тоже на самом деле есть упрощенная картина, т.к. надо учесть, что существует много других верующих и не исключено, что среди всех мыслей, взятых в совокупности, найдутся как минимум две противоречащие друг другу. Поэтому всегда имеет место конкуренция направленной мысли. В этой конкуренции «побеждает» тот верующий, чья вера сильнее. Поэтому, возможно, не следует относится к молитвам и к религии в целом, как к нечто бредовому. Потому что в этом все-таки что-то есть, что пока миру кажется сверхъестественным. Конечно, все это не означает, что неверующие люди лишены такого замечательного средства как молитвы. У неверующих есть свои средства такие, как, например, направленное самовнушение, визуализация желаний или походы к психотерапевту/психологу. Ну вот как-то так.

Роман: Скажу как историк… концепция о материализации мысли путём целенаправленного сосредоточения на желаемых образах, имеет место быть. У меня есть на эту тему отдельная заметка. Но здесь есть несколько обстоятельств. Учитывая, что мы живём в условиях глобализации, постиндустриализма и в информационном обществе, такая концепция не может быть достигнута. Почему? Потому, что общества формируются с самых древних времён в определённых системах воззрений, которые бы определяли будущее развитие этого общества. Есть глобальные системы, а есть локальные. Глобальные системы имеют тенденцию расширяться, путём освоения новых пространств. В разные исторические периоды, глобальные системы, такие как, христианство и ислам, путём расширения, поглощали локальные системы, то, что мы называем язычеством (хотя это ошибочно), и устанавливали свою власть. Здесь мы подходим к консенсусу, что нет религии без власти. Если не иметь в виду локальные языческие системы, кои «не имея над собой власти, и закона, по природе законное делают, ибо закон отражается в их сердцах». В чём отличие языческих систем миропонимания от глобальных, что они не признают идею Бога вне человека. В языческой концепции, человек и есть бог, и имеет тесную связь с природой, которая для язычников (надо бы избавиться от этого определения), являлась пронизывающей вокруг всё и вся, и единой с человеком. Следовательно, не Бог, а сам человек способствовал своему развитию, потому что он сам божественен. И обращаться к чему-то внешнему было бессмысленно. Эта концепция была сохранена вплоть до 19 века у отсталых по сравнению с западной цивилизацией, обществ Меланезии и Полинезии. Только после их христианизации, они признали идею Бога вне человека. Глобальные системы всегда стремились к власти, и были основаны на подчинении, поэтому говорить о духовности этих систем, и какую-то связь с Богом, который в этих системах является основой страха, говорить не приходится. В этих системах, люди всегда молились от страха. И к окружающей природе, вселенной, это никак не относилось. Это была уже прерогатива язычества, которые и исполняли ритуалы, но лишь имитировали природные явления. А в мифологии описывали жизнь и смерть своих богов, как антропоморфных существ, когда-то живших в далёкие времена на земле. К богословию это никакого отношения не имело, как и учение Иисуса не имеет никакого отношения к богословию. Богословская система — это позднее формирование, не имеющее ничего общество с учением Христа, но зато имеющее общее с первыми отцами Церкви, которые и формировали христианскую религию в первые века после Христа. Здесь естественно тщательно отбирались евангелия, которые будут подходить под систему власти. Остальные же гностические евангелия, которые церковь признала апокрифическими, учение Иисуса соответствует языческим принципам. В нашу эпоху индустриализма и глобализации, то, что называлось верой в аграрном обществе, и молитвы на основе веры, приобрело лишь чистую формальность. Просто, так исторически сложилось, что если ты веришь, то принято молиться, не вкладывая в это особого смысла. Так как, технологизация общества, увела человека от его первоначального состояния, как вселенского природного существа, и приспособила к своим нуждам, превратив человека в функцию экономического процесса. Это я рассказал с точки зрения истории, не касаясь философских и физических аспектов взаимодействия человеческого сознания с окружающей природой, которая есть, как и человек микрокосмом вселенной. Именно это знали язычники, именно об этом говорили мудрецы востока, и именно этому учил Иисус. А всё остальное, как говорится, от страха, на основе власти).

Павел: Не думаю, что простой старушке, которая идет в церковь помолиться за здравие своей новорожденной правнучки, есть какое-то дело до глобализации, постиндустриализации, whatever… Ровно как последним феноменам нет никакого дела до этой старушки. Это означает, что волновые функции этих двух объектов как минимум не интерферируют деструктивно, а скорее всего они вообще не скоррелированы. Поэтому у бабушки все-таки есть шанс на то, что правнучка будет жить здоровой и счастливой жизнью, а значит есть смысл помолиться.

Роман: Бабушка ходит в церковь помолиться,исключительно по давней традиции,потому что она чтит православную веру, какую может чтили её предки. Здоровье и счастье правнучки зависит только от правнучки, от её понимания жизни, воспитания, и понимания что в этом мире добро,а что зло) а это уже зависит от того, в каком обществе она будет вращаться, может и она будет верующей по традиции.

Павел: То, что бабушка ходит в церковь по давней традиции (я убрал слово «исключительно»), вовсе не противоречит тому, что она молится искренне и от всей души. Именно поэтому слово «исключительно» тут лишнее. Ну и что, что традиция такова, ровно как, ну и что, что существуют молитвы как средство. Это всего лишь традиционная среда, помогающая людям лучше фокусировать свои мысли с помощью веры.

Роман: Здоровье новорожденной правнучки зависит от образа жизни её родителей) и воспитании, ну а там при подрастании,она сама определит критерии жизни, в соответствии с тем, как она воспитывалась, и кто какие жизненные ориентиры в неё вкладывал. Конечно самостоятельное мышление это не отменяет, но зачастую, сознание формируется от общественных ценностей. Поэтому тут есть широкий выбор всяких жизненных ориентиров.

Павел: Ну отчего зависит здоровье девочки — это уже уход от темы в сторону, другой вопрос. Конечно, тут много факторов, влияющих на здоровье девочки и можно много чего еще проанализировать. Но речь идет о вере, молитвах и их влиянии. Независимо от того, как сложится жизнь правнучки, вклад от молитвы бабушки будет сопровождать девочку по жизни.

Роман: Ну если мы говорим о безобидной бабушке, то в этом нет ничего плохого. Бабушка просто действует по заложенной давней традиции, на то она и бабушка, потому что старое поколение, жившее в аграрном традиционном обществе. А если это глобальные институты, использующие религию как средство управления, то надо бы насторожиться. Ведь сколько существует всяких сект, в которых тоже молятся, обкрадывая при этом новообращенных. Я не думаю,что они молятся, чтобы привлечь здоровье или благополучие.

Павел: Да, секты — это тоже отдельная тема.

Роман: Я бы не стал уверенно говорить, что вклад от молитвы бабушки будет сопровождать внучку по жизни. Мы же не знаем, что происходит на самом деле.

Павел: По этой же причине не стОит недооценивать силу молитв, т. к. мы не знаем, что происходит на самом деле.

Роман: Я и недооцениваю) это психическая энергия, аккумулируемая в храмах, для определённых целей. Храмы строились на местах силы, энергетических зонах земли, и человек просто приобщался к этой энергии пропуская ее через себя. И речь вообще не шла о боге. Это древние обряды, которые потом уничтожало христианство, объявив, что бог на небе, а не внутри человека. А человек должен каяться и молится от страха, иначе Бог его накажет. И человек уже не понимал, зачем он молится, а молился исключительно от страха. На этом и были все основные религии построены. Даже древнеегипетские.

Павел: «Я и недооцениваю» — пропущена частица «не»? Иначе, согласуется со следующим высказыванием: «Все молитвы придумали люди в соответствии со своей религией, и по отношению к внешнему божеству, что для меня является совершенным бредом». — что это, если не недооценивание? Могу предположить, что бредом является факт изобретения молитв… Но тогда, если в первом высказывании все-таки подразумевается частица «не», то к чему был разговор про глобализацию и т. д. и т. п.? Рассуждения кажутся сейчас не замкнутыми и немного противоречащими.

Роман: Да, я там пропустил частицу «не», но мы тут по ходу об одном и том же в разном понимании говорим. И это можно расценивать не только с одной точки зрения, физики или истории, а здесь есть множество граней. Я недооцениваю молитву и смысла в ней не вижу. Наталья Степанова сама придумывала магические молитвы на разные случаи жизни. Это уже, как говорится, дело веры. Верующий человек сочтёт эти молитвы действенными, не верующий нет. Человек не думает, что дело не в молитве на самом деле, не в форме молитвы, не в содержании молитвы. А к кому обращаются молитвы? К Богу, к ангелам и к архангелам, к разным иконам, которыми человек обусловливается. Он не может мыслить и что то ощущать вне этих рамок, вне религиозных рамок, вне Бога, вне ангелов, и прочих. Он не мыслит о себе, как о высшем существе, а всё время перекладывает что-то на что-то внешнее. Ведь что принято подразумевать под молитвой? Просьбы. Люди просят у Бога благ, перекладывая всю ответственность на внешние силы. При том, они не думают сознательно, что там что-то аккумулируется, как это осознавали язычники. Сам языческий обряд аккумуляции такой энергии утерялся. Ну если вся власть перешла к Богу, то и на него ориентируются, не на себя, как вселенского существа. Поэтому писания ограничивают. Но есть одна тибетская молитва в индуизме — это простой звук ОМ, который тянут. И он не обращается к кому-то, или чему-то, он вне Бога, но он есть вибрация. А вибрации может уловить физика. Вибрации улавливает вода, и вся живая природа. Бог тут причём?

Павел: Бог в виде дядьки, конечно, ПОЧТИ не причем. «Почти» потому, что все-таки имя Его произносится. Ну и опять-таки, какая разница, какая именно «инфраструктура», платформа, среда. Пусть это будет церковь (что поделать, таковы традиции), пусть этот будут т. н. ангелы вместе с Богом, пусть это будут свечи, священники, иконы и витражи. Это лишь некоторая платформа, которая помогает людям надеяться на хорошее, верить, а значит, излучать позитивную энергию (или, если угодно, вибрации, что эквивалентно с физической точки зрения) в Космос (как макро-, так и микро-). Исторически, возможно, могла развиться и другая платформа. Но какая разница? Так или иначе сегодня много религий, для каждой из которых найдется своя старушка со своей верой. И это еще спорный вопрос, что эффективней — статистически усредненные по ансамблю верующих молитва или звук ОМ, — заранее неизвестно.